Ален де Боттон о любви, уязвимости и психологическом парадоксе обиды

"Я полагаю, что человеческая природа заключается в том, что все мы держимся кто как может. Нам просто нужно быть посдержаннее друг с другом, зная, что все мы являемся невероятно ранимыми существами."


"Ничто так не пробуждает нас к реальности жизни, как настоящая любовь," ― писал Винсент Ван Гог своему брату. Эту многогранную тему Ален де Боттон исследует в своей книге "Течение любви" — это размышление о прекрасной нежности и ранимости человеческого сердца. В одном из своих отступлений де Боттон размышляет на тему одного парадоксального психологического явления, самого частого и самого загадочного, что возникает между возлюбленными: чувство обиды. Он пишет:

По своей сути обида является смесью сильного гнева и столь же сильного желания не говорить о том, из-за чего человек обижается. Обиженный отчаянно нуждается в том, чтобы другой человек его понял, и всё же совершенного ничего не делает для того, чтобы помочь ему в этом. Сама необходимость объяснять вызывает обиду... Необходимо добавить, что быть тем, на кого обижаются — это привилегия. Ведь это значит, что тот человек уважает нас и доверяет нам настолько, что полагает, будто мы сами способны понять их невысказанную боль. Это один из самых странных подарков любви.
Обида отдаёт дань уважения прекрасному и, в то же время, опасному идеалу, который можно отследить с самого раннего детства: обещанию понимать без слов. Будучи во чреве, нам не приходилось давать каких-либо объяснений. Выполнялось любое наше требование. Комфорт создавался для нас сам по себе. Частично эта идиллия продолжалась в течение первых лет нашей жизни. Нам не нужно было говорить о каждом нашем требовании: большие добрые люди угадывали всё сами. Они могли видеть сквозь наши слёзы, наше лепетание, наше волнение — они сами находили объяснение нашим неудобствам.
Возможно, именно поэтому даже самые красноречивые среди нас подсознательно предпочитают не рассказывать об всём, когда возлюбленные не могут понять их желаний. Лишь бессловесное и верное понимание по-настоящему создаёт ощущение того, что мы можем доверять своему возлюбленному. Лишь когда нам не приходится объяснять, мы чувствуем полную уверенность в том, что нас поняли.

 

 
Ален де Боттон

Ален де Боттон

 

Но де Боттон не просто горюет о том, что обида — это неизбежный недостаток отношений. Напротив, он отыскивает свидетельство самой щедрой стороны человеческого сердца:

Нам остаётся лишь смеяться самым невинным образом, когда на нас кто-то обижается. Ведь в тот момент мы замечаем это трогательное противоречие. Обиженный может быть профессиональным боксёром или руководящим крупной международной организации, но его истинное послание до боли умалительно: "Глубоко внутри я остаюсь ребёнком, и прямо сейчас мне нужно, чтобы ты побыл моим родителем. Мне нужно, чтобы ты верно угадал, что меня тревожит, как это делали люди, когда я был ребёнком, когда формировалось моё представление о любви."
Мы оказываем величайшую услугу нашим обиженным возлюбленным, когда мы относимся к их истериками как к истерикам маленького ребёнка. Однако, когда к нам как не относятся как ко взрослым, мы зачастую считаем это высокомерием. Но, временами, мы забываем, что в этом также заключается величайшая привилегия, когда кто-то всматривается за пределы нашей взрослой личности, чтобы простить и соприкоснуться с расстроенным, сердитым, невнятно лепечущим ребёнком внутри нас.

Понимая природу обиды и всю её парадоксальность, стоит ясно осознавать, что лишь открытое общение и высказывание своих желаний поможет избавиться от неё или вовсе её не допустить

Фотография в заголовке: Robert Martinez

По материалам: Brain Pickings